klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Categories:

Почему хорваты вошли в Югославию и почему при этом были недовольны?



Когда мы говорим о югославизме и т. д., мы рассуждаем с современных позиций, поскольку знаем, чем все в итоге закончилось. Но в начале прошло века люди что в Сербии, что в Хорватии, считали это наилучшим решением для южных славян. Да, далеко не все. Но общие настроения непосредственно в конце Первой мировой войны были именно таковыми.

Далее, создание Югославии инициировала не Антанта. Данный военный блок его только одобрил. А инициатива же исходила от самих политических элит южных славян. После начала Первой мировой войны ряд хорватских политиков и интеллектуалов покинул Австро-Венгрию и из-за границы начал агитировать за объединение южных славян. Они себя так и назвали — Югославянский комитет. И уже эта организация официально вела переговоры с Лондоном, Парижем и Белградом.

Нужно помнить, что на территории современной Хорватии в те времена сербы составляли очень значительный процент населения. Даже не в отдельных городах и селах, а в целых областях они были большинством. А в Боснии и Герцеговине они вообще были самой большой этнической группой, составляя почти 43,5% населения. Разумеется, они желали объединения с Сербией. И мнение их учитывали как Югославянский комитет, так и правящая в Сербии династия Карагеоргиевичей.



В сербском военном и политическом руководстве долгое время не наблюдалось единого мнения на этот счет. Фактически, главными были две точки зрения:
1. Присоединить к Сербии все земли Австро-Венгрии, где сербы составляют большинство, и, таким образом, закончить объединение всех сербов в одном государстве.
2. Пойти на создание государства, в границах которого жили бы сербы, хорваты, словенцы, бошняки, македонцы и др.

Как известно, в итоге предпочтение было отдано второму варианту и Белград решил объединить под своей эгидой земли от Скопья и до Любляны.

Но пока хорватские и сербские политики строили совместные планы, еще шли бои, и только в 1918 г. война окончилась. На территории разваливающейся монархии Габсбургов в конце октября того же года было провозглашено создание Государства Словенцев, Хорватов и Сербов — южные славяне Австро-Венгрии отказались быть подданными Вены. Главным органом власти было объявлено располагавшееся в Загребе Народное вече. Но что примечательно, далеко не все захотели пойти в его состав. Например, территории современной сербской Воеводины сразу заявили о желании присоединиться к Сербии. А затем и Срем заявил о выходе из нового государства и присоединении к Сербии. Разумеется, Белград с большой радостью принял оба обращения. Но он ждал решения политических элит славян Австро-Венгрии, не предъявляя пока каких-либо требований. Между тем, другие оказались понаглее.



Италии за участие в войне на стороне Антанты было обещано побережье Адриатики. И Рим не стал ждать, за считанные дни сломив слабый отпор формально капитулировавших австро-венгерских войск и оккупировав Триест, Истрию и обширные территории Далмации. Одновременно с этим австрийские войска попытались овладеть Марибором, а венгерские начали бои в Словении и Хорватии. Никто не желал признавать Государство Словенцев, Хорватов и Сербов, но многие хотели поживиться землями за его счет. И в таких условиях Народное вече терзаемого Государства приняло решение выполнить прежние договоренности и объединиться с Сербией. 1 декабря Белград принял просьбу и формальное объединение состоялось. Было провозглашено Королевство сербов, хорватов и словенцев, позднее переименованное в Королевство Югославия.




Австрия и Венгрия сразу отказались от претензий, но Италия удержала за собой Истрию, Задар и несколько островов.

Кто-то спросит — а желали ли сами хорваты такого исхода событий? Что ж, не будем опираться на мнение сторонников Югославии, а ознакомимся с рассуждениями их ярых политических противников — радикальных хорватских националистов. Анте Павелич, будущий лидер усташей и организатор геноцида сербов, тогда сам был в числе тех, кто обсуждал условия объединения Государства Словенцев, Хорватов и Сербов с Белградом. И он вспоминал, что за создание единого государства с Сербией выступало население Бачки, Баната, Срема, Далмации, Славонии, Боснии и Герцеговины. По мнению Павелича, если бы в тот момент была провозглашена независимая Хорватия, она бы включала в себя только Загреб с окрестностями.

Итак, для широких масс хорватов объединение с Сербией представлялось более выгодным вариантом, нежели в числе проигравших Первую мировую пытаться добиться международного признания и затем отстаивать свои границы в новой войне. Многие хорватские политики считали это решение временным, мечтали позднее добиваться независимости для Хорватии. Но тогда, в 1918 г., они стремились к объединению с Сербией.

Что же дала хорватам Югославия? Сохранение почти всех населенных хорватами районов в составе одной страны. Вывод хорватов из стана проигравших Первую мировую и, как следствие, спасение их от выплат репараций. Политические права и возможность участвовать в выборах, которых до того основная масса хорватского населения банально не имела. Некоторое оживление экономики, развитие инфраструктуры. В Австро-Венгрии Хорватия наряду с Истрией была самым отсталым регионом. Теперь же при финансовой поддержке Белграда начали строиться новые железные дороги, заводы и т. д.



Но, как это ни парадоксально, вскоре новое государство перестало удовлетворять собственно хорватов. Унитарное Королевство со столицей в Белграде и с Карагеоргиевичами во главе не приближало их к давно желаемому идеалу — независимой Хорватии. Да и если раньше хорватские политики винили в своих бедах Вену или Будапешт, то теперь для них во всем виноватым оказался Белград.

Хорватский публицист Й. Хорват писал об одном из ведущих хорватских политиков того времени Степане Радиче, первоначально поддержавшем объединение с Белградом, но затем вставшим в оппозицию к Карагеоргиевичам: «Радич увидел, что югославянство... абсолютно чуждо хорватскому крестьянству. Ему также отвратительна и жесткая государственно-правовая политика. Но он знал, что если югославянство не понятно крестьянству, то в его душе вызывают резонанс хорватские националистические лозунги». Это и было использовано теми хорватскими политиками, которые оказались не у дел в Королевстве, и которые начали подогревать национализм, обещая хорватам процветание, как только они добьются независимости.

Автор - Вадим Соколов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments