klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Categories:

О реальных потерях в Великой Отечественной войне



По кол-ву убитых при Гитлере и сравнением со сталинизмом: Земсков насчитал с поправкой на уровень смертности общие потери в 16 млн, 11,5 млн военных и 4,5 млн гражданских. Не касаясь цыфры военных потерь (которая занижена, Лопуховский насчитал под 14,6 млн), цифра конкретно по гражданским имхо завышена, есть донесения СД Гиммлеру по рейхскомиссариатам, которые фигурировали в Нюрнберге, в донесениях поквартально записывались в три группы убитые евреи, партизаны и и их помощники, и которые современные историки так и не посчитали, предпочитая кушать отсебятину Кривошеева.

Евреев судя по отчётам СД убивали в пропорции 6-10 к 1 по отношению к партизанам, т.е. грубо говоря неевреи страдали очень мало если они не были вовлечены в Сопротивление. Реально же кроме блокады Ленинграда нигде целенаправленно сотни тысяч мирных жителей нееврейских национальностей немцы не убивали. Там как бы в итоге не оказалось что 2-3 млн — это потери евреев, а не евреев максимум 1-1,5 млн.

Во Вьетнаме убили по 2 млн мирных, в Афгане за 10 лет где-то чуть меньше 1 млн. Как говорится, выводы делайте сами. По цифрам советской комиссии есть вопросы, скорее всего 7 млн завышены, так как люди, которые покинули места проживания и вернулись позже чаще всего занесены в жертвы. Кол-во погибших остарбайтеров было тоже завышено, как показали современные историки.

Таким образом, в течение 1990–1993 гг. для специалистов и более широкой аудитории были «запущены» две фактически фальшивые цифры: завышенные почти 27 млн (общие людские потери) и заниженные почти 8,7 млн (общие военные потери). Причем даже в сознании многих специалистов (не всех) эти цифры воспринимались как некие догматы, не подлежащие сомнению и оспариванию. И тут началось нечто, выходящее за рамки здравого смысла. С ходу определили общее количество (18,3 млн) гражданских потерь убитыми и замученными (27 млн – 8,7 млн = 18,3 млн), и стала пропагандироваться нелепейшая идея об «особом характере Великой Отечественной войны, в которой гражданские потери значительно превосходили военные». Любому здравомыслящему человеку ясно и понятно, что такого соотношения между военными и гражданскими потерями по определению быть не могло и что погибшие военнослужащие, безусловно, преобладали в общем составе прямых людских потерь.

Тем не менее эти фантастические 18,3 млн стали «гулять» по страницам различных изданий. Поскольку эта величина документально никак не подтверждалась, то прослеживалась тенденция объяснить это неким виртуальным недоучетом гибели гражданского населения на территории СССР, подвергавшейся вражеской оккупации. Так, А.А. Шевяков в статье, опубликованной в 1991 г., уверенно констатировал: «В результате массового истребления мирного населения, преднамеренной организации голода на самих оккупированных советских территориях и гибели угнанного населения на немецкой каторге Советский Союз лишился 18,3 млн своих граждан».

Шевяков нашел и объяснение того, почему раньше такие гигантские масштабы гибели гражданского населения на оккупированных территориях никому не были известны и никто о них даже и не подозревал. Основную «вину» за это он возложил на Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК), которая, по его словам, «на местах состояла нередко из малоквалифицированных людей, не обладавших политическим чутьем и методикой выявления фашистских злодеяний».

Претензии А.А. Шевякова к ЧГК в данном вопросе совершенно несправедливы. Местные комиссии ЧГК провели кропотливую работу по установлению потерь (убитыми и замученными) гражданского населения на бывшей оккупированной территории. Всего ими было насчитано 6,8 млн таких жертв. До конца 1960-х гг. эта цифра была строго засекречена и впервые опубликована в 1969 г. в статье бывшего главного обвинителя от СССР на Нюрнбергском процессе Р.А. Руденко. Она же приведена и в вышедшем в 1973 г. 10-м томе «Истории СССР с древнейших времен до наших дней». Какого-либо серьёзного недоучета вопреки утверждению Шевякова в статистике ЧГК не прослеживается, а вот завышение данных, бесспорно, присутствует.

Так, местные комиссии ЧГК нередко учитывали как погибших всех прежде здесь проживавших жителей сожжённых безлюдных деревень, а потом выяснялось, что эти люди вовсе не погибли, а просто переселились на жительство в другие районы. В число жертв включали даже людей, находившихся в эвакуации. По этому поводу академик РАН Ю.А. Поляков отмечал: «Известно, например, что по многим городам сразу после войны людей, эвакуировавшихся в 1941 г. и не вернувшихся, заносили в списки потерь, а потом они возвращались откуда-нибудь из Ташкента или Алма-Аты». На практике же местные комиссии ЧГК вносили в списки погибших и замученных немало живых людей, отсутствовавших по различным другим причинам.
Для нас совершенно ясно, что данные ЧГК о гибели гражданского населения на оккупированной территории (6,8 млн) преувеличены не менее чем в 2 раза. Конечно, отрицать геноцид, террор и репрессии оккупантов и их пособников нельзя, и, по нашим оценкам, такие жертвы, с учетом боевых потерь партизан из числа местных жителей, составляли никак не менее 3 млн человек. Это – основная составная часть прямых жертв войны гражданского населения СССР.

И к какой категории потерь следует отнести уничтоженных власовцев, бендеровцев, карателей полицейских батальонов, полицаев и прочих колаборационалистов?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments