klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Большевики и эсеры- пролетарские революционеры и мелкобуржуазные революционисты



Была в свое время в российском революционном движении такая партия – «социалисты-революционеры». Потом, как известно, эти подчеркнутые «революционеры» воевали против власти трудящихся - вместе с махровой белогвардейщиной, с буржуйскими и помещичьими недобитками. Вчерашние революционеры превратились в лакеев буржуазии и помещиков, в пособников контрреволюции.
Так бесславно эсеры кончили свою деятельность – они ушли в историю с позорным клеймом контрреволюционеров, предателей революции и врагов рабочего класса.
А ведь в свое время эсеры выглядели самой революционной партией - гораздо революционней, чем большевики.

Большевики видели свою работу в том, чтобы просвещать рабочий класс идеями марксизма. Они воспитывали из его передовых представителей будущих рабочих вождей, которые возглавят освободительную борьбу рабочего класса против власти капитала. Большевики ковали руководящие кадры рабочего класса, создавали его боевой авангард. Они готовили штаб будущей пролетарской революции.
Эта работа большевиков – самоотверженная, подвижническая, героическая, – была внешне неброской, невидной. Большевики работали без внешних эффектов, без грома и треска, без показной революционности эсеров.
Некоторым большевики даже казались слишком спокойными, невзрачными, «нереволюционными» – в сравнении с яркими, эффектными эсерами.
Что они за революционеры такие, эти большевики?
Где их бомбы, где их револьвер и кинжал? Где горящий взгляд и беспощадная рука, которая не дрогнет совершить суд над тираном?
Вместо бомб и револьверов – книги и тетрадки.
Вместо того, чтобы взрывать и стрелять сановников – они идут к рабочим, учат, объясняют, разъясняют.
Что-то они не похожи на революционеров, эти большевики!
То ли дело эсеры! Озаренные пламенем террора, окруженные ореолом героев, не знающие страха борцы с царской тиранией, приносящие себя в жертву на алтарь свободы! Вот это революционеры так революционеры!
***
Время все поставило на свои места. И оказалось – что именно большевики, представители рабочего класса – были ПОДЛИННОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПАРТИЕЙ. А вовсе не эсеры, которые представляли мелкую буржуазию и были революционны только ВНЕШНЕ, а ПО СУТИ были очень умеренны и готовы на компромисс с буржуазией.
Во-первых, эсеры в своих целях не шли дальше буржуазно-демократической революции. Пределом их мечтаний было свержение царского самодержавия и установление буржуазной республики. О революции же пролетарской, о свержении власти буржуазии и установлении власти трудящихся, о диктатуре рабочего класса – они и не помышляли.
Политический идеал эсеров – максимум установить буржуазную демократическую республику, создать нормальный буржуазный парламент европейского типа. Разумеется, никакой властью трудящихся, никакой - сохрани боже! – пролетарской диктатурой в этом парламенте бы и не пахло.
Экономический идеал эсеров – максимум упразднение помещичьего землевладения и раздача помещичьей земли крестьянам. Да и то они говорили об этом на словах, а когда после Февральской революции оказались у власти – то спасовали, побоялись ущемить помещиков, не решились отнять у них землю. Так что в конце концов, когда большевики взяли власть – им пришлось выполнять эсеровскую программу о раздаче земли крестьянам, которую сами эсеры оказались неспособны выполнить.
(Но представим даже, что эсеры выполнили бы эту программу - раздали бы крестьянам землю. Тогда, вследствие законов рынка, через небольшое время крестьянство бы расслоилось. Из него выделились бы зажиточные крестьяне-кулаки – самые нахрапистые, самые хитрые и жадные. Эта кучка кулаков закабалила бы крестьян-бедняков, превратила бы их в свою наемную рабочую силу, в батраков, и богатела бы за счет их угнетения и эксплуатации.
Именно это и происходило в советской деревне во весь период НЭПа, начиная с двадцать второго года и вплоть до начала коллективизации. Пока наконец Советская власть не поставила точку - ликвидировала кулачество как класс и ввела коллективное пользование землей (которая и так в семнадцатом году была объявлена общенародной собственностью).
Вот он, эсеровский идеал – буржуазная парламентская демократия в политике и буржуазная частная собственность в экономике. Словом – нормальное буржуазное государство. Дальше этого «р-революционные» эсеры не шли.
Большевики же шли до конца, как и следует представителям революционного класса. Их программа – переход буржуазно-демократической революции в пролетарскую, установление пролетарской диктатуры в форме Советов, отмена частной собственности на средства производства, создание социалистической экономики, уничтожение классового общества, построение социализма, а в перспективе – отмирание государства и переход к полному коммунизму.
Но мало того, что эсеры не шли дальше буржуазно-демократической революции и свержения самодержавия. Они и к этой цели шли заведомо ложным, бесперспективным путем.
Революция, которая должна была покончить с самодержавием, была по своим целям буржуазно-демократической. Она должна была в итоге отдать власть буржуазии. Но тогдашняя российская буржуазия не собиралась совершать революцию, не могла и не хотела этого. Это была не та молодая революционная буржуазия, которая совершала Французскую революцию, которая готова была во главе народных масс идти на баррикады и брать штурмом дворцы монархов. Русская буржуазия предреволюционного времени была совсем другая. Это были увесистые денежные мешки, которые и при самодержавии неплохо устроились. Эксплуатировать рабочих и богатеть за их счет самодержавие им нисколько не мешало. В политической жизни страны они уже имели немалое влияние, особенно самые богатые из них, собственники монополий. Поэтому русская буржуазия даже не помышляла об открытом столкновении с самодержавием, о революции. Вместо этого она предпочитала торговаться с царем, выклянчивать себе уступки от монархии.
Был только один класс, который был способен совершить буржуазно-демократическую революцию, встать во главе народных масс и свергнуть самодержавие. Это был рабочий класс. А для того, чтобы это сделать, рабочий класс должен был просветиться идеями марксизма. Он должен был понимать, зачем ему нужна буржуазно-демократическая революция – как переход к революции пролетарской, социалистической, как возможность начать борьбу за свою собственную рабочую власть.
Итак, для совершения буржуазно-демократической революции нужно было просветить рабочий класс, дать ему марксистскую науку. И, как мы знаем, как раз этим и занимались большевики. Большевики выбрали единственно верный путь к свержению царского самодержавия -просвещение рабочего класса идеями марксизма. Эсеры же, наоборот, воюя с царским самодержавием, избрали такой путь, который заведомо не мог сокрушить самодержавие – путь одиночного террора.
Террор «Народной воли» еще имел смысл. Хотя он тоже никак не был связан с народными массами и не оказывал на них никакого воздействия, потому что народ просто не понимал – кто убивает царских чиновников, зачем и для чего.
(Насколько мало понимали крестьяне смысл террора, показывают мифы, связанные с убийством Александра Второго и распространенные среди крестьян. Крестьяне говорили, что это, дескать, «злодеи-дворяне убили царя за то, что он дал крестьянам волю»).
Тем не менее народовольческий террор оказывал огромное воздействие на умы просвещенного общества, особенно на молодежь. Героизм народовольцев покорял воображение лучшей части интеллигентной молодежи. Самые честные, отважные девушки и юноши под влиянием этого обаяния рвали с привычной обывательской жизнью и шли в революционное дело. Впоследствии лучшие из народовольцев вошли в марксистское движение. Они принесли туда свой революционный опыт - свои навыки создания прочной революционной организации, строгую дисциплину и конспиративное мастерство.
Поэтому народовольческий террор имел смысл и сыграл великую роль в русском революционном движении. Недаром Ленин высоко ценил «Народную волю» как образец революционной организации и восхищался ее героями.
Однако позже, когда в России возникло рабочее движение и стал развиваться марксизм – террор потерял всякий смысл. Он стал вредить революционному движению.
Уже было понятно, что героизм и самопожертвование одиночек бессильны изменить существующий строй. Уже был намечен новый, верный, победный путь – путь классовой борьбы рабочего класса за социализм. И все, что отвлекало революционные силы от этого пути, превращалось в помеху для революционного движения.
Эсеры тянули революционное движение назад. Они превратились в тормоз буржуазно-демократической революции. А впоследствии они стали злейшими врагами социалистической, пролетарской революции. Они воевали против Советской власти вместе с самыми реакционными силами. Их «друзьями» стали царские генералы, черносотенцы и монархисты, мечтающие вернуть самодержавие, сословные привилегии дворянства, бесправие трудящихся, полицейщину – словом, все «прелести» дофевральских порядков. Для этого они планировали установить жесточайшую военную диктатуру и подавить сопротивление рабочих путем неслыханного террора. Они, по сути, были предтечами фашизма. И вот – бывшие революционеры, эсеры, пали настолько низко, что якшались с этой реакционной сволочью, выступали вместе с ней против трудящихся.
Так закономерно эсеры, в свое время бравирующие своей «революционностью», стали врагами революции. А большевики, которых некоторые считали тусклыми и недостаточно революционными по сравнению с эсерами – встали во главе трудящихся, стали кормчими пролетарской революции.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments