klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Category:

Похоже, что окончательное решение еврейского вопроса уже не за горами



Газета Гаарец опубликовала письмо уполномоченного по правам солдат генерал-майора запаса Ицхака Брика.

Брик, один из последних генералов старого поколения, нанес сокрушительный удар по концепции новой армии начальника Генштаба Гади Айзенкота и по многолетнему плану реформ ЦАХАЛа “Гидеон”.

Несколько месяцев назад Брик представил на рассмотрение комитета Кнессета по внешним делам и обороне доклад о состоянии армии объемом в 42 страницы (об этом в статье ниже). Брик представил мрачную картину реального положения с персоналом ЦАХАЛа, и, в особенности, проблем в сухопутных силах. Доклад подвергся жесточайшей критике со стороны высшего руководства ЦАХАЛа. Высокопоставленные источники в ЦАХАЛе заявили следующее:


"Армия обороны Израиля превращается в армию посредственностей"


“Генерал-майор Ицхак Брик полностью вышел за рамки его должностных обязанностей. Он сообщает публике о том, что ЦАХАЛ якобы не готов к войне, не имея ни полномочий, ни персонала, ни базы данных, ни возможностей определить, так это или не так. И он совершенно не принимает в расчет тот процесс реформ, который ЦАХАЛ переживает на протяжении последних нескольких лет”.

В ответ на критику со стороны командования Брик направил в комитет письмо, в котором приводите еще более серьезные доказательства кризиса армии.

Брик пишет о тяжелой моральной обстановке в армии. Критика действий командования и самостоятельные действия не приветствуется. Результатом станет то, что через несколько лет на офицерских должностях останутся одни посредственности. Офицер в чине полковника сказал Брику:

“К сожалению, ситуация очень плоха - но все боятся говорить об этом в открытую, те, кто открывает рот считаются “плаксами”. Высшим командирам неинтересны проблемы сухопутных сил. Молодые офицеры не хотят продолжать службу из-за больших нагрузок и отсутствия перспектив. Они чувствуют, что нет должного вознаграждения за их работу и что никому не интересно то, что реально происходит на местах. В тот момент, когда такие офицеры уходят - их и их опыт не кем и нечем заменить”.



Один из командиров бригад говорит:

“Я вас поддерживаю от имени всех командиров в ЦАХАЛе. Вы стали нашим голосом. Продолжайте. В армии создали такую атмосферу, что никто не смеет критиковать или прямо говорить о существующих проблемах. Генералы показывают друг другу презентации, на которых все прекрасно. Это не имеет никакого отношения к реальности.

Рука руку моет, мы превратились в кучку трусов. Мне стыдно, но я перестал говорить о проблемах, потому что если я говорю, это приносит лишь вред мне. Нас никто не слышит”.

Генерал Брик заявил: “Это подобно тому, что раненный прибывает в госпиталь, а его, вместо оказания немедленной помощи, заставляют заполнить какие-то формы. Почему офицеров отказываются слушать?”

Брик подчеркнул: “Вы не должны оставаться равнодушными к повторяющимся заявлениям офицеров с которыми я встречался. Работа уполномоченного по правам солдат, среди прочего - выслушать военнослужащих, и это именно то, что я делал с того момента, как вступил в должность”.

Армия не обязана принимать горькие обвинения Брика за истину в последней инстанции - но генералам стоит сдержать свой гнев и прислушаться к тому, что он говорит.



Генералы в ярости от доклада о неготовности ЦАХАЛа к войне

Уполномоченный по правам солдат генерал-майор Ицхак Брик представил на пресс-конференции в министерстве обороны ежегодный доклад, в котором подверг резкой критике нынешнее состояние израильской армии.

Брик написал свои последний - и самый резкий за 10 лет его нахождения в должности отчет.

Доклад сообщает об увеличении на 5% количества жалоб, поданных солдатами. Всего поданы 7002 жалобы, 59% из них оказались оправданными. Треть жалоб - об отношениях командиров с подчиненными, меньше четверти посвящены правам жалобщика и 14% относятся к разного рода медицинским проблемам.

Уполномоченный по правам солдат предупреждает о проблемах с призывом меньшинств, и пишет о том, что военные власти не предпринимают достаточных усилий для реализации потенциала призыва среди меньшинств.

В последние годы отмечается резкое снижение выхода на офицерские курсы среди представителей меньшинств - снижение на десятки и даже сотни процентов. Доклад отмечает, что существую группы меньшинств, заинтересованные в призыве, но они не получают соответствующего внимания и помощи со стороны ЦАХАЛа.

Брик указывает на распространение крайне тревожного феномена - отказ выполнять приказ. По информации Брика, у младшего офицерского состава нет стимулов к продолжению службы и военной карьеры:

“Командир роты видит, как его командира батальона дергают на тысячу заседаний, комиссий и разбирательств, вместо того, чтобы он занимался боевой подготовкой своего подразделения. Результат? Многие перспективные командиры уходят, говоря: это не то, ради чего стоит оставаться, я не хочу быть посредственностью”.

Брик говорит, что разрушается организационная культура, носителями которой являются многие офицеры запаса. Солдаты идут на охрану границы и на боевые операции с смартфонами - но командиры не настаивают на исполнении инструкций, это запрещающих. В результате предупреждает Брик, в боевой обстановке враг сможет с легкостью определить местонахождение подразделения.

Подробнее о недостатках, выявленных в докладе Брика можно прочитать в материале "Почему израильская армия не готова к следующей войне" в этом же посте ниже.

Высшие чины ЦАХАЛа выразили возмущение в связи с публикацией доклада. Офицеры высказали “удивление” в связи с тем, что он не представил детальный отчет Генштабу. По их словам, “уполномоченный по правам солдат нанес ущерб доверию народа к армии, и для этого у него не было никаких оснований”.

Критики Брика также указывают на то, что он принадлежит “к старой офицерской школе”, намекая на то, что несмотря на богатый боевой опыт, у него нет понимания принципов ведения современной войны.

Но Брик видит другое - повторяющиеся из года в год в его докладах выводы нехватке настоящих лидерах среди офицеров младшего звена, отсутствие дисциплины и базовых военных навыков во многих подразделениях, что влияет на готовность всей армии к следующей войне.

ЦАХАЛу, как любой другой крупной системе трудно принять эту жесткую критику, тем более, что она исходит от одного “из своих”, членов генеральского клуба. Но генерал-майор Брик сослужил хорошую службу и армии и Израилю, указав на те проблемы, которые можно и нужно решать сейчас, до того, как они приведут к трагедиям на поле боя.



Почему израильская армия не готова к следующей войне


Почему израильская армия не готова к следующей войне
June 26, 2018
Глава департамента жалоб ЦАХАЛа, уполномоченный по правам солдат генерал-майор Ицхак Брик опубликовал ежегодный доклад, в котором сообщает о тяжелом кризисе, поразившем израильскую армию.

Представляя доклад Брик рассказал, что никогда не забудет Войны Судного Дня. Тогда он был командиром танкового батальона. Он вспоминает: “К концу войны, всего за семь дней боевых действий, в батальоне осталось лишь один офицер – Брик и 200 солдат. 84 солдата были убиты и более ста ранены. Осмысление произошедшего – то, что ведет меня все эти 45 лет – не допустить повторения той ситуации, которая привела к трагедии Йом Кипур”

Брик наблюдает ту же расслабленность, то же нежелание видеть реальные проблемы. которые были характерны для периода, предшествовавшего Войне Судного Дня. Причинами нынешнего подрыва боеспособности являются масштабные сокращения финансирования и сокращения срока военной службы для мужчин. Брик пишет: “ЦАХАЛ не осознает далеко идущих последствий этих проблем, и высшее командование отказывается серьезно этим заниматься”.

Брик указывает на отток офицеров среднего звена, что в “ближайшие годы “может нанести невосполнимый ущерб боеспособности”.

Брик указывает на серьезные проблемы, создаваемые новыми средствами электронных коммуникаций. Он говорит о том, что помимо исчезновения межличностных отношений, которые все больше заменяются приказами и распоряжениями, приходящими в виде sms и мейлов, существует серьезный риск раскрытия секретной информации:

“Каждый солдат, идущий на выполнение боевой задачи с смартфоном превращается в ходячую цель. Наше счастье, что враг этим еще не воспользовался – но в будущем он это сделает… Армия не извлекает никаких уроков, я вижу смартфоны на боевых заданиях, это – огромная проблема. Все что, нужно – отдать соответствующий приказ. Но никто такой приказ отдавать не хочет”.

Брик также указывает на случаи, когда командиры раскрывали медицинскую информацию о подчиненных, в том числе информацию о душевном здоровье солдат, и она становилась доступной в разного рода сетях – из-за того, что офицеры бездумно пишут в whatsapp.

Брик публикует свой последний доклад. В этом году ему исполняется 71 год и он уходит на пенсию. Брик настоятельно привлекает внимание командования ЦАХАЛа к следующим проблемам:

Нехватка личного состава в результате сокращений бюджета и срока службы для мужчин. Брик пишет: Те, кто принимает решения должны самым внимательным образом изучить эти вопросы, проверить каждый род войск и каждую службу (логистика, операции, обучение и учения) и привести в соответствие те силы, которые остались после сокращений с масштабами ставящихся им задач”.

Брик описывает рутину невыполнения базисных обязанностей солдата – чистки оружия после стрельб и военной техники после учений. Многие подразделения попросту забыли о необходимости практики сборки-разборки автоматов, чистки орудий танков и самоходок.

Брик пишет: “Во время посещения одной из баз я узнал, что командование наняло частную компанию для чистки оружия после учений. Солдаты, не чистящие оружие после учений, тем более не будут делать этого в боевой обстановке. Это приведет к невозможности исполнения поставленных перед ними задач”.

Вторая проблема, на которую указывает Брик – замена межличностных отношений командира и подчиненных системами электронной связи. Брик пишет: ”Этот электронный дискурс, мобильные телефоны, вредят отношениям между людьми и могут заменить прямой диалог командира и подчиненных, а также общение между солдатами, тем самым создавая предпосылки для отчуждения командиров от солдат. Это наносит ущерб принципу братства по оружию, и, тем самым, духу ЦАХАЛа”.



Брик, написавший за время нахождения в должности десять таких ежегодных докладов сообщает: “За последние годы нехорошие практики распространяются в ЦАХАЛе. Я очень обеспокоен, куда больше, чем в прошлом”.

Брик описывает рутину невыполнения базисных обязанностей солдата – чистки оружия после стрельб и военной техники после учений. Многие подразделения попросту забыли о необходимости практики сборки-разборки автоматов, чистки орудий танков и самоходок. Брик пишет:

“Во время посещения одной из баз я узнал, что командование наняло частную компанию для чистки оружия после учений. Солдаты, не чистящие оружие после учений, тем более не будут делать этого в боевой обстановке. Это приведет к невозможности исполнения поставленных перед ними задач”.

Брик также указывает на то, что несмотря на то, что количество учений для резервистов увеличилось, их качество снизилось. Брик пишет: “Резервы, которые являются хребтом ЦАХАЛа в военное время, не отрабатывают наиболее вероятных военных сценариев. Не хватает профессионалов, не хватает вооружений, и это ставит под сомнение готовность ЦАХАЛа в день, когда будет отдан приказ”.

Брик предупреждает, что последствия будут самыми серьезными: “Существует серьезный недостаток мотивации среди офицеров продолжать их карьеру. Врачи не хотят оставаться в армии. Специалисты по вооружениям, логистике, боевой подготовке уходят. Хорошие командиры уходят из армии, и те, кто остается – вовсе не обязательно лучшие. ЦАХАЛу удается сохранить то же количество профессионалов, что и раньше, но он превращается в армию посредственностей”.

Особый ущерб наносит профессиональному костяку армии модель “ха кева ха цаир” в рамках которой офицеры, за 14 лет не дослужившиеся до подполковника увольняются в запас – без военной пенсии и обычных при выходе в отставку бонусов. Это создает атмосферу неуверенности среди офицерского состава среднего звена и к тому, что многие уходят, дослужившись лишь до командира роты.

Кроме того, сокращение 4 тысяч контрактников в рамках программы “Гидон” довело ЦАХАЛ во многих областях до того состояния “когда выполнение поставленных перед командирами задач становится практически невозможным”. Брик пишет: “Горизонтальное “отрезание” личного состава привело к ситуации, когда перед командиром ставят множество задач для выполнения которых у него попросту нет личного состава.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments