klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Доживем до понедельника

Оригинал взят у drugoy_dolboeb в Доживем до понедельника

Как только вы встанете на нашу точку зрения, мы с вами полностью согласимся.
(
Моше Даян)



26 декабря в Санкт-Петербурге должна состояться последняя в этом году встреча президентов России и Беларуси. А. Лукашенко, как говорится, «собирает чемодан».

  Интрига президентских контактов в том, что на старте находятся и   президенты Ирана и Турции. У них готовится встреча с В. Путиным в Астане в гостях у Нурсултана Назарбаева, которому предстоит выполнить роль хозяина исключительно важного саммита трех президентов, в чьих руках сейчас судьба войны и мира на Ближнем Востоке.

  Для Минска будущая встреча в Астане является дипломатическим провалом. Сколько не пытался А. Лукашенко вклиниться в сложный и противоречивый «треугольник» взаимоотношений Москвы, Анкары и Тегерана, Минск все равно оттеснили на обочину геополитики. Бросив все силы своего МИДа на Запад, белорусское руководство «оголило» Восток, где, тем не менее, А. Лукашенко рассчитывал снискать лавры посредника и миротворца.

  Однако, в итоге Россия и Турция поблагодарили Казахстан за его содействие в разрешении российско-турецкого кризиса, а перспективы встречи трех президентов  в Астане не оставляют А. Лукашенко место даже на региональной арене.

  Можно в очередной раз отметить, что принцип «многовекторности»  белорусской внешней политики наполнить реальным содержанием у белорусского руководства не получилось. Белорусский президент за двадцать два года своего правления так и не стал субъектом мировой политики.

Намеченная встреча в Астане – дополнительный «подарок» А. Лукашенко в преддверии Нового 2017 года уже после саммита в Санкт-Петербурге.    

Белорусская «культурная революция»

  Словно в отместку, А. Лукашенко, естественно, не мог оставить без новогодних «подарков» близких ему людей, т.е. тех, кто верой и правдой десятки лет служил именно ему, а не белорусскому государству – белорусскую номенклатуру.

  Уже составленные списки на увольнение тысяч чиновников, на которых по традиции свалят вину высшего руководства страны на все социально-экономические провалы в республике за последние годы, наполнены очень разными людьми.  Руководители всех уровней воспользовались возможностью «поквитаться» с неугодными. В свою очередь,  белорусский президент срывает злобу на белорусской номенклатуре, у которой нет права даже роптать.

  Дело в том, что любое ворчание  увольняемых чиновников в адрес А. Лукашенко чревато крупными неприятностями: критикуешь белорусского президента, следовательно, клевещешь на белорусское государство и белорусский народ.  Стоит напомнить, что именно под  таким предлогом были арестованы в начале декабря пророссийские публицисты – граждане Беларуси.

  Дело в том, что усилиями  государственной пропаганды белорусская государственность целиком подменена авторитарным режимом А. Лукашенко, что, безусловно, со временем, в период неминуемой демократизации белорусской политической системы, создаст сложности для государственных институтов. Но это будет только в относительном будущем, а пока А. Лукашенко и белорусское государство в Минске принято считать синонимами.

  Причины столь масштабного сокращения (по разным оценкам от 30% в силовых ведомствах до 50% в министерствах и АП РБ и т.д.) понятны.  А. Лукашенко, ощущая колоссальную  неэффективность авторитарной системы управления, как уже отмечалось выше, по привычке ищет виноватых, на кого можно свалить собственные просчеты. Естественно,  проще всего сделать «козлами отпущения» забитых и до смерти перепуганных чиновников. Сейчас на них, как в 1960-х годах в Китае, натравят нищее население – «огонь по штабам».

  В принципе, тем же самым уже методом власти уже воспользовались, арестовывая директоров предприятий, тем самым переводя на руководителей производств негодование рабочих коллективов, получающих символическую зарплату.

  Кроме того, учитывая, что государственный аппарат необходимо кормить, А. Лукашенко, естественно экономит. Однако в волне увольнений преследуется и политическая цель.  Не стоит забывать, что белорусские спецслужбы годами тщательно «просеивали» белорусскую номенклатуру,  бдительно выявляя всех сторонников развития российско-белорусских отношений.  Так что разворачивающуюся кампанию по сокращению госаппарата можно смело считать политической «чисткой» в контексте уже упоминаемой кампании против пророссийских публицистов.

  Но в тоже время, властям все-таки не стоит упиваться безнаказанностью. Не имеющие прецедента в современной истории Беларуси сокращение государственных служащих создает совершенно новую ситуацию в белорусском политическом классе и на белорусской политической арене. Между политическим режимом и номенклатурой обнаружится пропасть, которая уже не исчезнет.

  Поражает другое. Видимо, А. Лукашенко сознательно превращая  белорусскую номенклатуру, а также директоров и часть силовиков в своих лютых врагов, тем не менее, считает себя каким-то политическим Кощеем Бессмертным. Естественно, рано или поздно ему «аукнется» увольнение тысяч и тысяч пока преданных ему людей прямо к Рождеству и Новому году.

Россия – враг?

  Однако российская тема остается для белорусского руководства столь острой и первоочередной, что в преддверии саммита в Санкт-Петербурге белорусские власти хватаются за любой повод, способный хоть как-то обратить внимание Кремля на Минск, а лучше спровоцировать Москву на какие-то действия против белорусской стороны.  Так, к примеру,  судя по программе передач белорусского телевидения, в новогоднюю ночь абсолютно все каналы, присутствующие в белорусском телевизионном эфире, будут транслировать поздравления только белорусского президента. В. Путина даже с российских  каналов в Минске планируют заменить  А. Лукашенко. Понятно, что столь массированное  навязывание новогоднего поздравления исключительно главы РБ создаст ощущение, что через 400 лет «поляки» и «литвины» снова захватили Кремль, а место Лжедмитрия занял А. Лукашенко…

Дипломатический кризис

  В  середине завершившейся  недели белорусские СМИ подняли скандал в связи с высказываниями российского эксперта Л. Решетникова, выразившего собственное мнение о большевистской политике «белоруссизации», а также отметившего, что Беларусь  – «историческая часть великой России». Между прочим, в многочисленных комментариях в белорусских СМИ слова Л. Решетникова вырвали из контекста. Главная идея заявления российского эксперта касалась перспектив превращения Беларуси во вторую Украину. Но основной акцент в Минске сознательно проигнорировали, что симптоматично…

  Любопытно другое. Учитывая, что Российский институт стратегических исследований является государственной структурой, к скандалу подтянулись МИДы. На фоне мгновенно вспыхнувшей в Беларуси  пропагандисткой кампании в МИД РБ был вызван советник посольства РФ для выслушивания «принципиальных оценок». Понятно, что в преддверие встречи в Санкт-Петербурге А. Лукашенко очень нужен был статус «обиженного», если не «жертвы» «имперских высказываний» представителей российского экспертного сообщества.

  Но Москва словно сидела в засаде. Тут же состоялся «тяжелый и нервный» телефонный разговор между В. Макеем и С. Лавровым, который был инициирован Москвой. Следом в российский МИД вызвали белорусского посла в Москве и напомнили полномочному представителю РБ в России очень и очень многое, не забыв и многолетние традиции антироссийских кампаний, десятилетиями бушующих в белорусском медиапространстве. Итак, между странами произошла дипломатическая «разминка», что, в общем, не благоприятствует предстоящей встрече между президентами России и Беларуси …

Истерика

  Стоит отметить, что по ряду причин, весь этот медиа - спектакль с заявлениями из Москвы изначально выглядело несколько забавно. Во-первых, ничего нового Л. Решетников не сказал, так как такие теории о генезисе белорусского, как и украинского языка, в исторической науке присутствуют и они широко обуждаются.

  Во-вторых,  в вину российскому эксперту белорусские СМИ поставили то, что он определил Беларусь в качестве «исторической части России».  Обида Минска в данном случае представляет особый интерес. Действительно, а если бы Л. Решетников сказал, что Беларусь – «историческая часть Литвы» или той же Польши, что, в принципе, является историческим фактом в те или иные периоды белорусской истории, как, к примеру, и то, что Франция – «историческая часть Римской империи,  то вызывали бы в МИД РБ российских дипломатов? Неужели кому-то в Минске необходимо напомнить, что  Беларусь в свое время была в составе Российской империи?  Об этом в Беларуси говорить строго запрещено? Видимо необходимо на будущее предупреждать, что такого рода белорусские «исторические» запреты распространяются и на российское научное и экспертное сообщество.

  На самом деле, на примере шельмования  в Минке российского эксперта Л. Решетникова   мы можем наблюдать уже не первую  попытку «заткнуть рты» российским экспертам, критикующим не только политический режим в Беларуси, но и отношение А. Лукашенко к союзническим обязательствам Беларуси в отношении России.

  В-третьих, МИД РБ и белорусские  официальные издания упорно называют Л. Решетникова директором РИСИ, подчеркивая государственный пост российского эксперта (с 4 января 2017 года Л. Решетникова на должности директора РИСИ сменит экс-глава СВР Михаил Фрадков).  Видимо в Минске невдомек то, что в России нахождение на государственном посту не подразумевает по белорусскому образцу искоренение собственного мнения, тем более в исследовательской структуре. Наоборот, различия в точках зрения приветствуются, что и мы можем наблюдать в российской номенклатуре, где не стихают жаркие споры и дискуссии.

  Государственные структуры все-таки не колхоз с председателем и не концлагерь с комендантом, где все строем должны шагать на лесоповал. Люди, работающие на государственных постах, естественно должны выполнять политику, согласованную в верхнем эшелоне власти, но закрывать им рты чревато стимулированием саботажа на местах. Неужели в Минске этого до сих пор не поняли и живут в тоталитарном угаре топтания коленопреклонённых?

  Между прочим, РИСИ является экспертной организацией, в которой как раз стимулируются различные оценки тех или иных фактов, событий, процессов и тенденций, что является лучшей защитой от ошибок.

  Исходя из вышесказанного можно утверждать, что претензии белорусского МИДа к руководству российского государственного института высосаны из пальца в целях разжигания страстей в российско-белорусских отношениях.

  В-четвертых, нельзя не отметить, что по белорусской традиции мнение Л. Решетникова в белорусских СМИ не опровергается, а выставляется, как абсурд, не требующий анализа. Зато, как принято в Минске, обливается грязью непосредственно их автор.  В советской истории был весьма продолжительный  период, когда главную проблему видели не в идеях, а людях – их носителях.

  Ситуация становится тем более провокационной на фоне того, что в Беларуси выходят «научные» труды, где русскому народу просто отказывают даже в его самоназвании, а история России переписывается столь основательно, что возникает недоумение, как вообще Россия дожила до наших дней. С подобными  историческими интерпретациями уже приходилось сталкиваться на украинском материале. Все повторяется вплоть до формулировок. 

  Стоит напомнить, что в уже уходящем 2016 году в Беларуси периодически появлялись «аналитические» доклады, где некие маргиналы разворачивали перед ошеломленным читателем масштабные картины танковых прорывов российских дивизий на территорию Беларуси или «раскрывали» сценарии российских спецслужб по свержению А. Лукашенко, не говоря уже и о прочем бреде. Причем эта клевета на Россию активно рекламировалась белорусскими официальными изданиями.

  Любопытно то, что данные «эксперты», а на самом деле клеветники и провокаторы, столь милые сердцу белорусского МИДа, в настоящее время с умным видом критикуют того же Л. Решетникова.  И ничего… Какой-то апофеоз безнаказанности на фоне нежелания России лишний раз обращать внимание на небольшую страну с очень склочным руководством и политическим классом.     

  На самом деле высказывания Л. Решетникова очень удачно и очень вовремя подвернулись под руку «штабистам» А. Лукашенко, готовящих белорусский  «блицкриг» на встрече с В. Путиным. Белорусскому  президенту просто позарез нужны «аргументы» для  спора с президентом России. Поэтому столь настойчиво белорусская сторона буквально требовала от Москвы «осуждения» Л. Решетникова, собирала мнения московских экспертов и депутатов, которые были или не в «теме» или имели маргинальную репутацию. История с заявлением Л. Решетникова – хорошо разыгранная провокация, которая, однако, так и не покинула белорусское медиапространство. В Москве не неё не обратили никакого внимания.  

Адепты «Русского мира»

  В несколько ином ключе в Минске продолжается кампания против арестованных пророссийских публицистов. В данном случае формат кампании традиционен для информационного прикрытия захвата заложников: людей держат в камерах и внимательно следят за российскими чиновниками высшего порядка, а также за российскими СМИ.  Именно так в свое время проверяли «российский потенциал» ряда белорусских политических и общественных деятелей. Их помещали в тюрьму на небольшой срок и отслеживали реакцию в Москве.

  Если в России на арест не обращали внимания, то человека, погрозив ему «пальчиком», в итоге отпускали, но если Москва начинала заступаться, то белорусские  спецслужбы с данным «кадром» работали очень плотно, старательно выявляя его московские контакты. Так что необходимо помнить, что у Минска есть опыт политического заложничества, как и традиции продажи людей.

  В качестве примера стоит отметить, что в 2013 году кампания в российских СМИ в защиту генерального директора «Уралкалия», захваченного в Минске,  привела к тому, что А. Лукашенко стал требовать за Баумгертнера  100 млн. долларов и Москве стоило огромных трудов вырвать топ-менеджера из рук белорусского президента.

  В настоящее время Москва в отношении арестованных так называемых  «адептов»  активности не проявляет, что вызывает беспокойство у белорусских властей, так как им, в свою очередь,  очень нужен «человеческий фактор» во время встречи А. Лукашенко и В. Путина 26 декабря в Санкт-Петербурге.  Однако до последнего момента сохраняется ситуация, когда заложники могут сыграть против  самого А. Лукашенко. Ведь В. Путин, исходя из того, что арестованные являются гражданами Беларуси,  может просто проигнорировать попытки  белорусского президента развернуть торг за арестованных «адептов».

  Белорусские власти, видимо понимают, что заложничество – обоюдоострое оружие. Отсюда и попытки белорусских «независимых» публицистов поднять шум о том, что, мол, «Москва бросила своих». «Свои» для Москвы, между прочим, как уже отмечалось выше, являются гражданами Беларуси и организация кампании за их в освобождении мгновенно поставит Москву под удар истерики о «вмешательстве во внутренние дела», «имперском/силовом давлении» и т.д. Причем первыми об этом будут трубить именно те же «независимые» публицисты, которые сейчас стенают, что «Москва молчит». Иными словами, сетования о том, что «Москва бросает своих» - утонченная и лицемерная провокация.

  Учитывая, что в Беларуси  не первый год с поразительным упорством  провоцируется  тема о грядущем вооруженном конфликте между  РФ и РБ и даже «агрессии» России против Беларуси, то  публичное «давление» Москвы  по вопросу  освобождения граждан  республики  было бы  настоящим подарком, как белорусским властям, так и специализирующейся на антироссийской  пропаганде белорусской оппозиции.

  С другой стороны, любопытно то, что «независимые» политические публицисты, едва ли не требуя от Москвы  срочной реакции на репрессии в отношении корреспондентов, сами в защиту арестованных коллег не вступились… Будем думать, им не разрешили.

Санкт-Петербург

  Подготовка поездки А. Лукашенко в северную столицу России сопровождает невероятный по размаху букет  антироссийских информационных кампаний. Размах информационной войны вполне украинский.  Понятно, что под пропагандистский «шумок» белорусские власти напряженно ищут универсальную «отмычку» к Кремлю, которая позволит им решить основные проблемы  собственного выживания: нефтегазовая проблема, кредиты, доступ белорусского продовольствия к российскому рынку, Таможенный кодекс, не оставляющий места для белорусского контрабандного терминала, тариф на транзит нефти и перенаправление белорусских нефтепродуктов на российские терминалы в Финском заливе и т.д.  Как всё это решить в пользу белорусской стороны? Понятно, что в этом и заключается главная интрига грядущего саммита.

На что рассчитывает Минск?

  В основе выживания правящего в Беларуси политического режима находится национальная экономическая модель, которая в свою очередь, позволяет как-то существовать Беларуси без реформ в постсоветском формате (вариант вечной горбачевской перестройки).

  Прежде всего, и в чем мы не раз убеждались на практике, для существования Беларуси критично важно сохранить доступ к дешевым российским энергоносителям. Однако очень «мудрое»  белорусское руководство частично утратило это преимущество, отказавшись выполнять заключенные договоры.

  Логика белорусских властей в данном случае вполне понятна – зачем церемониться с Москвой? Однако, такие действия официального Минска делают бессмысленными любые переговоры с белорусской стороной, так как нет никакой уверенности в том, что Минск опять не обманет. Отсюда и столь жесткая позиция российского руководства: «деньги на бочку» и возврат в договорную систему без какого-либо торга и дополнительных условий. Для Минска это равносильно капитуляции…

  Но в каждом негативном факте, есть и позитив. Дело в том, что в данном случае выигрывает тот, у кого есть резерв времени. У Беларуси времени нет, так как с тем количеством дешевой нефти, которая пока поступает в Беларусь, страна неизбежно идет к дефолту. Россию, в свою очередь, «газовый тупик» в принципе  устраивает, так как Москва получила практически легальную возможность сокращать поставку нефти на белорусские НПЗ по внутрироссийской цене. Более того, Москве так понравилось ослиное упрямство Минска, что  в 2017 году планируется еще больше сократить доступ белорусских компаний к российской дешевой нефти. В этом случае, естественно, особое негодование можно ожидать не только в белорусской столице, но и в Киеве, но  Москву это вряд ли озаботит, а скорее позабавит.

  Переговоры по «газовому тупику» к концу 2016 года закончились ничем, так как белорусская сторона по-прежнему не желает возвращать газовый долг, что фактически означает -  Минск не намерен возвращаться в договорную систему.  Зато в 2017 году у Беларуси имеются огромные возможности на мировом нефтяном рынке. Не исключено, что именно на этом пункте закончится обсуждение «газового тупика» в Санкт-Петербурге.

Квотирование продовольственного экспорта

  Важнейшей частью белорусской национальной модели является максимально открытый доступ к российскому рынку. Однако одновременно для Минска критично важно ограничить доступ российских товаров на собственный рынок. Практика показывает, что сделать это невозможно.

  Во-первых, поставка на российский рынок под видом белорусских товаров европейских стран и Украины (это к вопросу о том, что в России подделывают белорусские продукты питания), а также общее снижение качества поставляемых в Россию белорусских продуктов питания говорит лишь о том, что Минск подвела жадность и уверенность в безнаказанности («голодные россияне все съедят»).

  Во-вторых,  несмотря на многолетнюю информационную кампанию против российских товаров (абсолютно в украинском формате), продукция российских производителей, включая продукты питания, все равно поступает на белорусский рынок, где они оказываются конкурентными по цене и качеству (вообще-то везут, учитывая низкие доходы белорусов далеко не лучшую российскую продукцию). Но необходимо помнить, что  для белорусских властей, которые все годы нахождения у власти неустанно убеждают население в экономическом развале России на фоне процветания Беларуси, нахождение на белорусских прилавках российских товаров означает идеологическое банкротство.

  В итоге, вместо того, чтобы вкладывать деньги в повышения качества экспортных товаров и прекратить контрабанду, белорусские власти собственными руками воссоздали российско-белорусскую границу и привели к тому, что в Москве стали говорить о ценовом демпинге, контрабанде и низком качестве поставляемых продуктов питания и, как следствие, о квотировании поставок белорусского молока и мяса на российский рынок.

  В условиях ЕАЭС квотирование невозможно, но то, что в Москве обсуждаются форматы ограничения доступа белорусских товаров на российский рынок, нет ни каких сомнений.

   В итоге, как и «газовом тупике»,  Москву создавшаяся ситуация на мясомолочном «фронте» тоже вполне устраивает, так как сейчас сектор импортным молочных товаров на российском рынке монополизирован белорусами, а в очередь на доступ к российскому прилавку стоит целый ряд стран, включая Новую Зеландию, чья продукция хорошо известна в России и всегда приветствуется российским покупателем. Так что и в данном секторе А. Лукашенко предъявить В. Путину нечего.

Реплика

  Правда, как оказалось, у белорусского аграрного сектора может открыться второе дыхание. 21 декабря заместитель председателя белорусского правительства М. Русый вдруг вспомнил о неиспользованном экспортном потенциале: «виноградная улитка, длиннополый рак, мотыль, зеленая лягушка»  (http://vz.ru/news/2016/12/21/850628.html). Неужели Минск собрался кормить россиян зелеными лягушками?  Или жители стран Евросоюза буквально стенают, выстраиваясь в очередь, ожидая привоза из Беларуси улиток и мотыля?

  Фундаментом сохранения у власти в Беларуси правящего режима остается госсектор, который постепенно разваливается и, как следствие, экономика страны подвергается неуклонной и пока безальтернативной  деиндустриализации.  Однако в белорусском истеблишменте до сих пор ходят странные фантазии о том, что российский бизнес спит и видит белорусские  «лакомые куски».  Не исключено, что в Санкт-Петербурге А. Лукашенко опять заговорит о псевдоприватизации все тех же пяти предприятий – флагманов,  но после многолетних переговоров по поводу созданию автомобильного холдинга вряд ли Россию что-то интересует в Беларуси за исключением двух-трех активов.

  Дело в том, что  как показал «газовый тупик» и опыт «Уралкалия», вести бизнес в республике российской компании практически невозможно. Так что все это скучно и перспектив не имеет…

«Золотой ключик»?

  Что осталось для переговорного маневра А. Лукашенко? Военно-техническое сотрудничество? Оно существует, но не развивается.  Тема приватизации МЗКТ закрыта и закрыл её сам А. Лукашенко. Что ещё?

  В принципе, учитывая, что в основе Союзного государства Беларуси и России лежат две «темы»: энергетические потребности Беларуси и военно-стратегические интересы России, то не исключено, что в Санкт-Петербурге А. Лукашенко в качестве  «золотого ключика» попытается использовать тему военного сотрудничества между двумя странами. В принципе, это единственная опция для А. Лукашенко.

  Но и здесь есть проблемы. Тема базы российских ВКС в Беларуси для России уже закрытая. Как говорится, «дорога ложка» к обеду. Остальные вопросы национальной безопасности на Западе и Юго-Западе решают Калининград, новые базы по периметру российско-украинской границы, Крым и авиабаза в Сирии.  Роль Хмеймима в качестве форпоста на дальних подступах к российскому югу, со временем будет только расти.

  На состоявшемся 22 декабря расширенном заседании Коллегии министерства обороны РФ о Беларуси не было сказано ни слова… Так что и в сфере военно-стратегического сотрудничества «козырей» у А. Лукашенко нет и не предвидится.

Так что нам ждать?

  В принципе,  у В. Путина нет особой необходимости беседовать с А. Лукашенко, если только не договориться о том, чтобы белорусская сторона договоры и соглашения все-таки выполняла, а не меняла, как заблагорассудится и в одностороннем порядке. Но вряд ли А. Лукашенко на это пойдет. Интрига сохраняется.

Добро пожаловать на берега Невы!

А. Суздальцев, Москва, 25.12.2016


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments