klim_vo (klim_vo) wrote,
klim_vo
klim_vo

Итоги года. С протянутой рукой… (Часть II)

Оригинал взят у kozlachkovich в Итоги года. С протянутой рукой… (Часть II)

Не хочешь услышать отказа - не проси.

(Джон Драйден)

Шакалы

25 декабря стремительно уходящего года автор этих строк выудил из своей электронной почты весьма примечательное рекламное предложение:

Распродажа авиабилетов из Москвы в Киев, Турцию и Египет (через Белоруссию).
В период с 28 декабря по 10 января авиакомпания "Белавиа" и партнеры увеличивают число рейсов из Москвы.
Каждый час с нами летает до 20 самолетов.
Воспользуйтесь уникальным шансом отметить Новый год в Египте, в Турции и европейском Киеве.
Туры в Египет - от 30 тысяч
Туры в Турцию - от 25 тысяч
Билеты в Киев от 7 тысяч
Все перелеты через Минск, Гомель, Брест, Витебск.  Пограничный контроль в транзитной зоне не более 15 минут.
Звоните прямо сейчас 8-800-700-57-40
avia@travel.by

Как видим, «бизнес на крови» (между прочим, российской) в Беларуси продолжает процветать. Но в данном случае,  опасаясь международного скандала, государственная белорусская авиакомпания «Белавиа» буквально «шакалит» по российским Интернету и социальным сетям...  Задача белорусского перевозчика понятна: попытаться заработать на транспортной блокаде Египта, Турции и Украины  и, одновременно, уклониться от  масштабной рекламной кампании в российских СМИ.

Призывать в данном случае белорусские власти к солидарности в формате   союзнического долга  бесполезно и бессмысленно.

Для Минска даже борьба с международным терроризмом не является сдерживающим фактором, если попутно появляются возможности «срубить» деньги. Более того, опыт говорит, что в сознании белорусского политического класса прочно укоренилась уверенность в безраздельном и безусловном праве республики не только на российские ресурсы и рынок, но и на возможность использовать любые опции, открывающиеся благодаря поворотам российской внешней политики, для легкого получения денег.

В 2015 году официальный Минск развернул целый шлейф подобного рода «промыслов» вокруг России. Особенностью уходящего года стало то, что белорусское руководство уже не только перестало скрывать данные «приработки», как, к примеру, контрабанду подсанкционных  европейских товаров на российский рынок, но и не ищет оправданий для подобного рода действий против своего союзника.  Действительно, а зачем?

Деградация союзных отношений

В рамках евразийского проекта  в завершавшемся году Минск,  выступая против российских инициатив в одиночку или блокируясь с Астаной, практически ни разу не поддержал Москву. Наиболее ярким примером такого противостояния стало блокирование  предложения В. Путина о введении в ЕАЭС  единой валюты. Ответом белорусских властей стало исключительно политическое, а не экономическое, решение о проведении в начале второго полугодия наступающего 2016 г. деноминации белорусского рубля (фактически ввод новой белорусской валюты).

Своеобразным символом того, что российско-белорусские отношения зашли в тупик, стал отказ белорусской стороны разместить в республике российскую авиационную базу.  Примечательно то, что  А. Лукашенко объявил о данном решении за несколько дней до президентских выборов.

Выборы 2015 года символизировали новую веху в российско-белорусских отношениях. Прежде всего, необходимо отметить, что впервые они проводились вне какого-либо российского контекста и без российского кредита, на который так рассчитывал белорусский президент.  Словно в ответ. обиженный А. Лукашенко представил свою предвыборную программу, в которой не нашлось места, как Москве, так и интеграционным проектам, в которых участвует Беларусь.  В общем, А. Лукашенко справился сам…

Ни один из участников выборов, включая тех, кто кичился мнимой пророссийскостью, не рискнули объявить себя «кандидатом Кремля». Напомним, что в 2010 г. в среде оппозиционных претендентов  за подобный «титул» возникла даже конкуренция.

Вторым, в целом негативным признаком закончившейся предвыборной кампании стало то, что власти в качестве основного лозунга использовали внешний фактор – гражданскую войну на Украине. Во-первых, хвалиться «достижениями» на Родине  было рискованно, хотя авторы листовок  в пользу  А. Лукашенко  старательно изображали наступившее в РБ «процветание». Во-вторых, электорат   был ориентирован не на выбор перспективы, а на выбор «меньшего зла».

Тактика оказалась правильной, но вот стратегия подкачала. Проблема в том, что итоги выборов на фоне  прозападных  маневров  А. Лукашенко (отказ от участия в Параде победы в Москве 9 мая, визит в  Тбилиси, риторика белорусской делегации на саммите  европейской  программы «Восточное партнерство» в Риге, консультации В. Макея с М. Саакашвили и т.д.) только  стимулировали  раскол правящей номенклатуры, включая силовиков, на так называемых «бандеровцем» и «ватников».

Данный раскол углубляется вместе с активизацией в руководстве республики украинско-западной группы влияния (руководство белорусского МО, МИД РБ и т.д.), открыто пользующейся покровительством президента республики.

Реакция Москвы     

Единственно, на что сейчас, после декабрьских визитом в Москву может рассчитывать Кремль со стороны белорусского руководства, так это на то, что белорусские власти обратят большее внимание на свои южные рубежи, но Москве в данном случае не стоит обольщаться.  Усиленный контроль над белорусско- украинской границей в интересах  самого режима А. Лукашенко, который опасается не вала европейских товаров, с которым белорусские власти  с 2014 года научился неплохо управляться, а возвращающихся с Донбасса вояк.  Причем, в данном случае инстинкт белорусского президента подсказывает ему, что для него одинаково опасны и те, кто участвовал в АТО и те, кто воевал в подразделениях Новороссии…

Москва, как видим, начинает очень осторожно и не торопясь реагировать на уже  традиционный «уклонизм» Минска, но…  В. Путин ведет себя в отношении А. Лукашенко как опытный рыболов, который не торопится вешать на кукан попавшуюся на крючок рыбу.

Своеобразной вершиной такого «вываживания» (рыбол.термин) стали итоги состоявшихся в декабре с разницей в неделю двух российско-белорусских встреч в различном составе (15-21 декабря).  На основной двусторонней  беседе  с А. Лукашенко (15 декабря) президент России не поднимал вопрос о выполнении официальным Минском союзнического долга, так как, во-первых, в Кремле прекрасно понимают, что белорусское руководство тут же в ответ выставит колоссальный счет за «союзничество». Во-вторых, нет никаких гарантий, что, даже получив очередную «плату» за роль союзника, Минск проявит солидарность с Москвой, а не предъявит массу «аргументов» о том, что в настоящее время поддержка  России невозможна, так как с Минском «не согласовали/не посоветовались/не проинформировали и т.д.»  Ну как не покапризничать, когда идет война…

Реплика

Стоит напомнить, что в июле 1941 г. никто не заставлял и не принуждал У. Черчилля заявить о поддержке Советского союза в его борьбе против нацистского нашествия, но он это сделал со всей присущей ему эмоциональностью. Уже в августе Лондон послал в Мурманск и Архангельск первый конвой. Черчилль при этом никогда не скрывал, что ненавидит большевиков…    

Нужен ли Лукашенко Москве?

Самое главное в том, что  сейчас России «дорогостоящая»  солидарность  А. Лукашенко уже не нужна («дорога ложка к обеду»). Минск и так третье десятилетие получает из России самые дешевые в Европе энергоносители.

Действительно, чем официальный Минск может помочь России, к примеру, в российско-турецком кризисе? Призывами к Кремлю, активно публикуемыми в белорусских официальных изданиях,  сделать шаг вперед и «успокоиться», а лучше сразу «помириться»  с теми, кто убивает российских солдат, обеспечивает ДАИШ оружием, торгует ворованной нефтью, сотрудничает с теми, кто взрывает российские пассажирские самолеты? Причем, любопытно то, что  желание России наказать убийц в белорусском медиа-пространстве интерпретируют в качестве примера российского имперского синдрома. Нетрудно представить негативную реакцию российского общества, если бы В. Путин вдруг решил помириться с Р. Эрдоганом… Так что понятно, на кого работает официальный Минск.

В тоже время, попытки А. Лукашенко выступить в роли миротворца понятны. Белорусский президент с одной стороны хотел бы быть востребованным Россией и Турцией, а с другой стороны, официальный Минск крайне беспокоит жесткая реакция Кремля на малейшие ущемления российского суверенитета.

Более того, белорусское руководство, проанализировав российскую политику в  конфликте с Турцией, почти рассталась с последними   иллюзиями в отношении формата возможного или вероятного  собственного  открытого конфликта с Москвой.  Вряд ли в Минске не понимают, что реакция Кремля, учитывая тотальную экономическую зависимость  Беларуси от России, будет сокрушительной для республики…

Но…

Напомним, что до недавнего времени белорусская экспертная оценка состояния и перспектив российско-белорусских  отношений в большей степени базировалась на твердой вере официального Минска и белорусского политического класса в безусловной  востребованности Беларуси в рамках  внешнеполитической парадигмы России, включая её интеграционный вектор, а также  огромной  значимости поддержки республики и правящего в ней авторитарного режима для внутренней политической стабильности Российской федерации.

Но серьезных обоснований данная весьма своеобразная теория  никогда не получала. Тем не менее, по традиции  в Минске было принято считать данное мнение, отражающее националистически-провинциальные  настроения её апологетов, некой политическойаксиомой или своеобразным «символом веры» для белорусской номенклатуры. Именно в формате упоминаемой теории с 15 декабря в белорусских СМИ  была проведена весьма эмоциональная информационная атака, призванная смикшировать реальные итоги российско-белорусского  саммита.

Понятно, что такого рода риторика не имеет ничего общего со сложным комплексом  взаимозависимостей и национальных интересов России и Беларуси, которые, по объективным и субъективным причинам никогда полностью не совпадали, но частично пересекались.  

В завершающем году, к сожалению,  такого рода «совпадения» в отношениях двух стран почти не фиксировалось, что, в итоге привело к ряду проблем для официального Минска:

- кредит в 3 или уже в 2 миллиарда долларов (чтобы не было ассоциаций с долгом Украины России?) Минск так и не увидел, что белорусские власти очень печалит. Не является тайной то, что транши кредита МВФ пойдут в основном на выплату внешних долгов. В этом плане российский кредит очень нужен для «проедания».

- попутно ничем позитивным  для белорусской стороны закончились переговоры о новой формуле цены за российские нефть и газ, хотя некоторые нетерпеливые вице-премьеры белорусского правительства уже успели объявить об очередной «победке»;

- судьба российской авиабазы оказалась настоящим камнем преткновения между Москвой и Минском и несмотря на то, что внешне база не имеет отношения к кредиту, но невольно некоторые политические формулы она уже успела породить: «нет базы – нет и кредита ЕФСР», «есть база – нет кредита МВФ». Можно продолжить: «есть база – возвращаются визовые санкции для белорусского руководства», «нет базы – нет военно-технического сотрудничества с РФ (иными словами, модернизации белорусской армии)» и т.д. и т.п.

Конечно, Минску хотелось бы закончить 2015 год с другой «формулой»: «есть кредит ЕФСР – есть кредит МВФ – нет визовых санкций и нет российской авиабазы». Но мало ли кому что хочется…

2015 год к сожалению продемонстрировал, что общая деградация российско-белорусских отношений уже почти доковыляла до пока скрытого, но от этого не менее тяжелого политического кризиса.

Россия и Беларусь за 2015 г. стали гораздо дальше друг от друга и этот негативный дрейф продолжает ускоряться.

Год назад…

Есть широко распространенное мнение, что история развивается по спирали, что, в принципе, не доказано, но иногда некоторые сопоставления буквально  бросаются в глаза.

Дело в том, что мы живем в очень интересное время, когда многие события словно клонируют подобные им.  Мы, к примеру, уже успели забыть, что ровно год назад, в конце декабря 2014 г. в Москве  тоже проходил  российско-белорусский саммит, а также  встреча евразийской «тройки», которые закончились скандалом, который устроил белорусский президент на итоговой пресс-конференции (http://politoboz.com/content/itogi-2014-goda).

Как и в эти дни, А. Лукашенко приехал год назад в российскую столицу за деньгами. Причем, если в этом году он прибыл с «мандатом доверия» от Р. Эрдогана, то год назад А. Лукашенко  был ободрен своей встречей с П. Порошенко. Однако, как и 21 декабря 2015 г., так и 28 декабря 2014 года его надежды рассыпались в прах: «В. Путин, видимо понимая, что из карманов пиджака белорусского президента буквально торчат «согласования» и «договоренности» с П. Порошенко, который в данном случае выступает в роли проводника политики Запада в Восточной Европе, очень быстро показал, «кто в доме хозяин», пойдя по самому простому варианту: в двусторонней встрече А. Лукашенко было отказано» (там же).

Но справедливости ради, стоит сказать, что  белорусский президент все-таки пусть и плохо, но накапливает опыт общения с Кремлем. Если год назад « уяснив,  что денег не предвидится, он тут же заявил, что прибыл в Москву 23 декабря не «с протянутой рукой» (http://www.profi-forex.by/news/entry5000026810.html). Мол, не больно то и нужны российские миллиарды…» (там же), то сейчас публично белорусский президент вообще не говорил о деньгах. Это правильно, так как трудно признаться в том, что  который год ходишь с протянутой рукой и с камнем за пазухой…

А. Суздальцев, Москва, 27.12.2015


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments